cairo_tigra

Categories:

(с)

Maryja Martysievič

27 хв  · Мой текст 2006 года, которого нет онлайн, нужно тогда было написать на двух языках. Помещаю тут и русскую версию, специально для Андрей Жвалевский, Jane Pasternak и их аудитории. Как и 15 лет назад, я благодарю образовательный центр "Пост" за возможность участия в семинаре о гражданском мужестве в Беларуси и Германии, итогом чего и стала эта публикация. WOMEN IN BLACKцивилькураж по-белорусски: картинки историиВ фильме «Окупация. Мистерии» (2004 г.) Андрея Кудиненко есть необычный для белорусского кинематографа, привыкшего населять киношные леса партизанами рабоче-крестьянского происхождения, персонаж  – партизан-интеллигент Якуб. Именно он в конце фильма произносит фразу, которая уже стала крылатой: «Я – партизан в четвёртом колене». Якуб рассказывает, что его прадед, шляхтич, в 1863 году участвовал в восстании Кастуся Калиновского, за что был сослан в Сибирь. 

Как ни странно, заявление Якуба, прозвучавшее с экрана фильма, не разрешённого к показу в Беларуси, оказалось новым для зрителя: до этого принято было считать, что Великая отечественная война – единственная за всю историю нашего народа беда, заставившая мужчин уйти в леса. Таким же образом можно пересмотреть и другие аспекты отечественной истории. Если разобраться, понятие «гражданское мужество», ставшее известным в Беларуси только в начале ХХІ века, уходит корнями в далёкое прошлое – во времена прадеда партизана Якуба, если не глубже.В наших учебниках истории много пишут о повстанцах 1863 г., которые с оружием в руках боролись за свою независимость. И только романтично настроенные историки упоминают о не менее важном: сопротивлением была охвачена вся шляхта белорусских и польских земель, в том числе, женщины и дети, демонстрировавшие то, что мы называем сегодня “мирным мужеством”. Белорусский поэт Янка Лучина, детство которого прошло в Минске, во время событий 1863 года был 13-летним подростком и поэтому не ушёл к повстанцам с оружием в руках, как это сделали многие его старшие товарищи. И тем более интересно читать его воспоминания об этих днях. Он вспоминает, как в 1862 году власти раздали ученикам Минской гимназии «книжечки», в которых, как предполагалось, воспитатели будут отмечать их приходы-уходы из пансионата. В тот день старшие классы вышли на коридор и порвали свои книжечки, застлав обрывками весь пол. Когда в гимназию ворвалась разъярённая инспекция, дети объяснили: «Книжечки – это унижение, это ограничение нашей свободы, поэтому мы порвали их». Больше таких строгих порядков в гимназии установить не пробовали. Другим ярким событием тех дней стал для Лучины транспорт политзаключённых из Варшавы зимой 1862 года. Уже тогда царские власти арестовывали тех, кто готовил восстание, высылая их в Сибирь. Первые два этапа прошли по Минску. Люди, узнав о транспорте, заранее собирались вдоль дороги, организовывали сбор еды и тёплой одежды, а когда обозы появлялись на улицах и заключённым разрешали встать с саней и идти рядом, общались с ними, пожимая руки, поддерживали незнакомых соотечественников. Встреча второго транспорта закончилась беспорядками – казаки принялись оттеснять людей от обозов. После этого транспорт заключенных стали держать в строжайшем секрете, ведя его вокруг крупных городов, по просёлкам.Любой путешественник с Запада и Востока, проезжавший по Беларуси и Польши, в 1861-1863 годы, поражался: все шляхтянки Западного края (как тогда называли бывшую Речь Посполитую в Российской Империи) поголовно носили траур. «Первое светлое платье я увидел только в Любеке, – писал тогда один русский путешественник, – Литва и Польша одеты в чёрное». Если находилась барышня, рискнувшая появиться на улице в светлом платье, гимназисты белорусско-польского происхождения могли подкараулить её и закидать грязью.С одной стороны, траур носил прямое значение: на землях бывшей Речи Посполитой не было семьи, не потерявшей близких в сражениях за независимость, и тем не менее, акция была подчёркнуто политической. Приехав в 1863 году в Вильно в качестве генерал-губернатора, Михаил Муравьёв, прозванный за «мягкость» своего отношения к повстанцам «Вешателем», чуть ли не первым делом издал указ против «женской преступной манифестации», в котором ношение траура без причины каралось крупным штрафом. Но дворянки не остановились на чёрном, а, заплатив первые штрафы, ввели новую моду – чёрные платья с красными платками. Такой наряд вскоре окрестили «кровавым трауром» и также запретили, кроме того, было запрещено демонстративное ношение женщинами и мужчинами медальонов с гербом Речи Посполитой, портретами Тадеуша Костюшки или Адама Мицкевича в терновом венце, медальонов со сломанным крестом – символом гонений католической церкви в Российской Империи… Так что оппозиционные значки, за которые часто страдает от представителей правоохранительных органов белорусская молодежь после выборов-2006, “преступление” не только в наши дни. А то упорство, с каким весной 2006 года власти боролись с политическими флэш-мобами (далеким прообразам которых и являлось, на мой взгляд, поведение шляхтянок после поражения восстания 1863 года), весьма напоминает меры Муравьева-Вешателя. Живя в Вильно, тот видел, какую моральную силу имеет это ненасильственное сопротивление, и потому выдавал запрет за запретом, получив при российском дворе курьезную славу «борца с дамскими брошками». Во время событий марта 2006 года, 22 марта с лёгкой руки писателя Владимира Арлова Октябрьскую площадь в Минске переименовали в площадь Кастуся Калиновского. Учитывая то, что это восстание было подавлено царскими властями, что тысячи погибли в боях или были сосланы в Сибирь за связь с повстанцами, а сам Калиновский 22 марта 1864 г. был повешен на Лукишкской площади в Вильно, выбор символа перемен может показаться странным. Однако он не случаен: спустя многие годы белорусы почувствовали ту же солидарность, которая сплотила белорусско-польскую шляхту перед бездушной политической машиной русского царизма, то же мужество сказать «нет», показать своё несогласие.


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded